Лошадь


Лошадь
  Лошадь
Имя: Пароль: Забыли?
Добавить  
  Изменить  У Вас пока нет избранных страниц на этом сайтеHorses for sale  
 
Поиск по сайту:
Показать все | Скрыть все







    
Ваша оценка:

Лошадь  ЛошадьСтихи о лошадях и людях


автор: опубликовано: 29.08.2001 - 01:00:00
смотрело: 377   голосовало: 3   рейтинг: Лошадь4   коментариев: 9


Скошенный ячмень

   
Лежит периной желтою на поле.

   
И в этот ясный, но недолгий день

   
Я выпускаю жеребца на волю.

   
До горизонта золото блестит,

   
Где лес угрюмо встал стеною темной.

   
Мой жеребец уже туда летит,

   
И ветер мне доносит голос гордый.

   
Коню тягаться с ветром не с руки.

   
Он даже мысль обгонит, если надо.

   
Могуче сердце, а шаги легки,

   
Моя надежда и моя отрада.

   
Внезапно потемнело вдалеке -

   
Идет гроза, она неотвратима.

   
Я с гривою, зажатою в руке,

   
Скачу домой, а град - гвоздями в спину.

   
Испуга нет. Летим, словно во сне,

   
По лужам, где мелькают отраженья,

   
Того, что видит девочка в окне

   
Очередного своего виденья.

   

   
Видение ¦2

   

   
Черная тень в непроглядной ночи.

   
Дыхание рвется из тесной печи.

   
Летит над землей, не касаясь ее,

   
Пронзая пространство как будто копье.

   
Над телом незримым - два черных крыла,

   
Сильнее, чем небо, чернее, чем мгла.

   
Но звуков не слышно. Все умерло вдруг.

   
Ты знаешь, конечно, что это за стук.

   
Не сердце упрямо колотит в груди,

   
А тот, что летел над землей впереди,

   
Уже он вонзает копыта в асфальт,

   
Как будто не кость они вовсе - базальт.

   
Когда мрачных туч вдруг рассеется дым -

   
Увидишь ты остов и крылья над ним.

   
Конь Блед или просто воскресший Пегас,

   
Который Беллерофонта не спас?

   
Мелькнет и исчезнет, как отзвуки дум,

   
Лишь только заржет беспокойно табун.

   

   
Тренировка

   

   
И снова я упрямо сел в седло.

   
Сочувственно блестит чья-то улыбка.

   
Мне кажется, что он это назло -

   
Сперва обнос, а вот теперь закидка.

   
Вот злится тренер - все ему не так.

   
Замылен конь. Жует железо нервно.

   
Систему прыгнуть - это не пустяк,

   
Когда прийти ты хочешь только первым.

   
Вот стенка, хердель, резкий поворот,

   
Чухонец, менка ног и, Бог мой, - снова

   
Закидка у раскрашенных ворот,

   
Как будто подо мной не конь - корова...

   
Не мат, не хлыст, не шенкель и не шпора -

   
Не совладать с конем! Будь проклят он!

   
Летим мы снова - будто с косогора -

   
Глаза навыкате, в ушах знакомый звон.Лошадь

   

   
Печальна лошади прокатной участь.

   
Ее гоняют до седьмого пота.

   
И от жары, клещей и слепней мучась,

   
Ее удел - без продыху работа.

   
Потник протертый, весь в заплатах старых,

   
Седло нещадно спину натирает.

   
И плечи сбив на жестких тротуарах,

   
Она уже и боль не замечает.

   
Катать туристов - что бывает проще!

   
Забрался толстый дядя на хребтину,

   
Не видя, что под ним - одни лишь мощи,

   
И требует подать ему дубину.

   
Ведь кляча почему-то не желает

   
Скакать галопом или бегать рысью.

   
"Когда ж он повод дергать перестанет!" -

   
Бредет лошадка лишь с одною мыслью.

   
С гвоздем во рту, что как напильник строгий,

   
И в оголовье сыромятной кожи,

   
Она идет, не чувствуя дороги.

   
А я иду за ней - я лошадь тоже.

   

   
Одна из тысяч

   

   
Деревня русская цвела,

   
Сиренью белою покрылась.

   
Я будто здесь всю жизнь жила,

   
И жизнь другая мне приснилась.

   
Там скучных буден стук колес,

   
Мой поезд мчит без остановок.

   
Здесь - с гривой спутанных волос

   
Играет пегий жеребенок.

   
Я все смогу преодолеть,

   
Пока есть в мыслимых пределах

   
Дорога, что уводит в степь

   
И сад в сирени шапках белых.

   

   
В санях

   

   
Скоро слякоть осенняя

   
Небо и землю смешает.

   
Пашня осталась ленная,

   
Снегом ее заровняет.

   
Утро забрезжит в тумане

   
Первый снег закружит.

   
Значит от полога сани

   
Возчик освободит.

   
Скоро тропою чистою

   
Здесь пробежит мой Буян.

   
Лес пеленой серебристою

   
Вдруг обступит автобан.

   
Мчит как на приз лошадь весело -

   
Эй, сторонись "мерседес"!.

   
И на душе как-то песенно,

   
К жизни иной интерес.

   
Осень придет незаметная.

   
Зиму с собой приведет.

   
Лошадь моя неприметная

   
Словно рысак поплывет.

   
Виденье

   

   
Сентябрь уж скоро.

   
Я отпущу подпругу, скину повод,

   
Пусть скалится беззлобно коновод.

   
А мир вокруг - на сто частей расколот.

   
И тучи застилают небосвод.

   
А что коню? Бурьян ему отрада,

   
Без устали сечет хвостом бока.

   
Да мне ведь тоже многого не надо -

   
Лишь бы дождем не пролились те облака.

   

   
Осень

   

   
Прибило пыль ночным дождем,

   
И ветром листья разметало.

   
Сентябрь в предвкушенье бала.

   
И мы его тоскливо ждем.

   
Среди поникнувших осинок

   
Плывет туман. Одежда мокнет,

   
И лошадь, нас увидя, вздрогнет,

   
Вернется к поиску былинок.

   
Клин журавлиный, как всегда,

   
По эту пору курсом прежним

   
Летит туда, где жизнь бесснежна

   
И только снятся холода.

   
Вдруг одиночный выстрел грянет.

   
И лес как будто бы встряхнется.

   
Авось охотник промахнется,

   
И птицы глупой он не ранит.

   
Ботинки вязнут в мокрой глине.

   
И руки зябнут без перчаток.

   
Сорву для лошади початок.

   
И осень полюблю отныне.

   
Комбат

   

   
Ушли друзья, одна осталась.

   
В потемках шарит, где же свет.

   
Еще чуть-чуть, осталась малость,

   
Не жить же, право до ста лет.

   
Глаза закрыло пеленою,

   
Экран уже давно потух,

   
А перед взором - над землею

   
Несет куда-то белый пух.

   

   
Июнь застал ее в шестнадцать.

   
Халат ей белый шел вполне.

   
И будет скоро жадно клацать

   
Зубами немец на крыле.

   
Воронка вдруг легла под ноги.

   
Она спасла ее пока.

   
Вцепились намертво бульдоги:

   
"Она - предатель РККА!"

   
Тех раненых она хранила,

   
В тылу у немцев берегла,

   
Пока в кавполк не угодила,

   
Провал. Что было дальше? Мгла.

   
Был белый конь. На нем в папахе

   
Летел комбат отдать приказ.

   
Вперед! За этим резвым махом

   
Следили все, не пряча глаз.

   
Штрафбата не было, конечно,

   
Девчонке лишь шестнадцать лет!

   
Ведь и война - она не вечна,

   
Останется лишь этот след.

   
Колготок не носить девчонке.

   
Да и не думает она,

   
Что этот шрам на ножке тонкой,

   
Она скрывать, увы, должна.

   

   
Друзья ушли. Комбат устало

   
Мешает утром в чашке чай.

   
И сахару, конечно, мало.

   
Он сыпет больше невзначай.

   
Жена ворчит, она святая.

   
Хотя бывает, иногда,

   
Он вспоминает, что другая,

   
Ему сказала скромно "да".

   

   
Тугая черная косичка,

   
Бровь, опаленная войной,

   
Глядит хитро, будто лисичка,

   
И косу теребит рукой.

   
Такой запомнил он Елену.

   
А утром - снова с немцем бой.

   
И вдруг, с галопа словно в стену

   
Влетел. Отбросило волной.

   
Конь захрипел. Он бился страшно.

   
Затих нескоро, лишь тогда,

   
Когда на воспаленный, влажный,

   
Легла на лоб ее рука.

   
Тащить тяжелого мужчину

   
Ей было, знать, не привыкать.

   
"Терпи, мой милый, не покину", -

   
Шептала нежно, словно мать.

   
Свистели пули. Грохотало.

   
Она тащила, уж без сил.

   
Сама чуть-чуть не застонала,

   
И бросить он ее просил.

   
Очнулись оба в лазарете.

   
Ее оставили дремать.

   
Его - на стол при тусклом свете,

   
Осколки мины вынимать.

   
Наутро было наступленье.

   
Она опять спасать спешит.

   
А он, совсем как привиденье,

   
Как будто неживой лежит.

   

   
Разлука длилась бесконечно.

   
И пролетели годы те,

   
Как ветер, что скользит беспечно

   
И рябь толкает по воде.

   
Опомнились, нашли друг друга,

   
Их встреча радостной была:

   
"Жить без тебя - такая мука".

   
"Я всю войну тебя ждала".

   
Они обнялись. На вокзале

   
Две группы замерли вдали.

   
Смотрели влажными глазами

   
И насмотреться не могли.

   
И пусть она - не их маманя,

   
А он - чужой, в общем-то дед,

   
Но их связало наказанье

   
Прошедших безвозвратно лет.

   
И эти дети, эти внуки,

   
Что заняты своей игрой,

   
Могли быть их! И боль разлуки,

   
Прошла как-то сама собой.

   

   
Как прежде, он встает с дивана

   
И ставит чайник на плиту.

   
Жена не спит, хотя и рано,

   
Протез уже сидит во рту.

   
А на стене, над головою

   
Две фотографии висят:

   
Она с улыбкой озорною

   
И пятеро Ее внучат.

   

   
Елена спит по эту пору.

   
В далекой северной стране,

   
Ей снится конь, что скачет в гору,

   
И всадник машет ей во сне.

   

   
Походная

   

   
Нам пели ветра,

   
Нас будили рассветные птицы.

   
В путь-дорогу пора,

   
И пусть сон этот завтра приснится.

   
Досмотреть бы его,

   
Но уже все сложили палатки,

   
Рюкзака твоего

   
Все мелькают цветные заплатки.

   
Лошадей напоив,

   
Их почистим единственной щеткой,

   
И - одной на двоих -

   
Перекусим хрустящей морковкой.

   
Все по коням. Вперед.

   
Двадцать всадников в седлах с вьюками.

   
В горы путь наш идет,

   
Где смыкается твердь с облаками.

   
Нас кормила тайга.

   
Из колодцев коней мы поили.

   
Бушевала река,

   
Только мы ее все ж переплыли.

   
На закате - ночлег.

   
Колыбелью нам седла служили.

   
Я бы спал целый век,

   
Если б птицы будить нас забыли.

   
Город спит. А я - нет.

   
Я походную помню усталость.

   
Ожидаю рассвет.

   
Уж недолго до лета осталось.

   



Cтатьи на эту тему
Лошадьдикие лошади
27.02.07  Раздел: Литература
Лошадьстихи про лошадей
26.02.07  Раздел: Литература
ЛошадьВстречи с Кентавром. Встреча вторая
24.03.06  Раздел: Литература
ЛошадьВстречи с Кентавром
24.03.06  Раздел: Литература
    

Комментарии:

Добавить комментарий

2001-08-29 01:00:00 : Предлагаем Вам обсудить статью "Стихи о лошадях и людях",

расположенную по адресу http://www.horse.ru/oloshadi/structure.php?cur=2209

2006-02-25 09:50:34 заветуха: прикольные стихи!мне очень понравилось!!!
2006-02-27 21:40:29 Аппалуза: Очень здорово заходите в мою визитку там под фоткой (рисунок карандашом) тоже прикольные есть! Сами попробуйте наисать ! Буду ждать ! sm1
2008-06-22 15:07:52 Катя: Одна из тысяч -- особенно понравилась!!!
2008-07-05 11:34:16 Леопольд Кyкyшкин: !Не надо розг, не надо перца -
Сегодня мы играем твист!
На фортепьяно куча терций,
Но я совсем не моралист -
Я конформист. И самозванец.
Я - самый званый из Гостей!
Всегда один - Я вечно с Вами,
Я вечно здесь, всегда, везде!
О, да, отсутствовал три года -
Тут все не так, и все не то!
Совсем... От счастья жмет икота,
И из кармана долото -
Точней, любимая стамеска -
Она на что-то сильно жмет...
Ее я вынимаю резко.
Она стройна, как пулемет!
На ручке надпись толстой рябью:
"На память в честь минувших лет
От сослуживцев" - послюнявив
Ее (нежна, как пистолет!) -
В карман сую торцом наружу,
Торцом другим ее вовнутрь
Я направляю - весь напружен,
Как бриолиненая кудрь...
...Заправил. Снова жмет несносно,
Торчит и лезет грубо вглубь -
Туда, где тюбик дихлофосный
И сильно мятый медный рубь...
...Так и хожу, презрев удобство.
На зло навязчивым гостям
Мы пьем: "За суету и жлобство!
За недотяпство тут и там!
(Иль недотепство)"... Перс Проскурий
Был круто груб, когда вокруг
В секстиле к Марсу был Меркурий;
О, да - Платон ему не друг,
Не брат, не волк... Не ясно даже,
Был перс Проскурий или нет -
Той информации пропажу
Списали мы на давность лет.
Но вот - гостей плеяда резвых:
Платон, Проскурий, финн и грек -
Все четверо свежи и трезвы,
Играют вчетвером в "Death Track"
На Макинтоше, громко споря
Почем соленая треска
На пасху. Их знакомый Боря
Осведомлен наверняка -
Он тресковед и пасхолептик,
Он друг Платона и плотвы
Навеки! Недоимки нефти
Он не сумел списать, увы,
На хруст ботвы - а вы могли бы?! -
Какое там! Когда в бреду
Гудроном наводнив заливы,
Мы всякую билиберду
Плетем, что так заливам лучше
Залиться завистью под за...
...Из плодородно-смрадной тучи
Крупней бубнового туза
Пошел с наклоном град корявый.
Ему на грош не верю я;
"О, как Вы, право, кучерявы" -
Так говорят мои друзья,
Не кучерявя ни на йоту
Природный завиток волос...
Я в глаз Платону съездил слету
В ответ на каверзный вопрос:
"Скажите, Автор, вы - опасны?"
Был тот вопрос, который мне
Задал Платон, хлебая квасный
Коньяк на розовом вине -
Неясен... Лично я?.. Опасен?!
Кому?... Ему?.. И снова в глаз
Ему я треснул, кликнул Асю
(Которой не было как раз)
И в масть зашел бубновой пешкой
Тогда. Для верности еще
Подкинул рубль наружу решкой
И тумблер выключил свитчем,
Рубильник с пробкой обесточив...
Тогда, во тьме сияя желтым,
Ввалилась Ася тише ночи,
Прикинувшись латунным болтом...
Нет, не опасен я ни капли!
И не надейтесь, мазохисты!
Я молодым бомбил корабли!
Могу глиссировать со свистом!
Еще, бывало, по субботам -
И никогда по дням рабочим,
Когда залит я смрадным потом
До барабанных перемочек...
Тойсть перемычек... По субботам
Я не был жмотом абсолютно;
Меня не тяготит забота,
Коль субсидирован валютно
Сегодня я... Однако завтра
Придет! Куда ему деваться...
Проскурий с Асей любят авто-
Мобильную езду абзацем
Без препинаний и вопросов
По грядкам, скирдам и посадкам,
Когда вокруг трепещут осы;
Проскурий же смеется гадко,
Буксуя колесом в укропе,
Покуда Ася что есть мочи
Клеймит проклятьем старый Opel,
Паля картечью вдоль обочин...
Я тоже был стрелком отрядным
Когда служил слугой на кухне -
Люблю изрядные заряды!
Сперва сначала дуло пухнет,
Потом - Хлобысь!! - Шарах!!! - И - Баста!
Атас, Отсос... Ну, в целом, круто...
Хотя жена моя задаста,
Но не мордаста почему-то,
А сам я - горд, зубаст и важен,
Спесив, сметлив, солиден зло.
Стремглав лечу на эпатаже
Весь в антураже - ремесло
Мое забористо и гнуто:
Когда вбиваешь круглый штифт
По самый шпиндель медным прутом,
Бывает, зависает лифт,
Иль геликоптер глохнет юзом,
Змызгав смазкой элерон...
Я помогаю снять рейтузы
Жене со всех ее сторон,
И восклицаю неподдельно:
"Ну как же так!? Застряли вновь!"
В белье запутавшись нательном
Стою, насупливая бровь...
"Жена! Надень обратно майку!!
Не на меня!.." - запутан весь
В одежде, струнах балалайки,
Я быстро обретаю спесь,
И, запрокинув челку навзничь,
Давля запястьем на чеку
Произношу: "Не надо здравниц!
Их игнорирую! Ку-ку!" -
И ухожу звучащим шагом
Туда, где в полуночной тьме
Пузырится хмельная брага,
И руль скрежещет по корме;
Где караван дроздов усталых
У сталеварного мартена
Резвится сильнозапоздало...
...Длинноволновая антенна
На доме шесть торчит уныло.
На ней висит матросик Петя
(Он спер у Капитана мыло) -
Мы все за что-нибудь в ответе!
Иду по сизому проспекту.
За мной жена и турок Прохор
Несут трехугольный эффектор,
Что, несомненно, очень плохо -
Уронят, потеряют, включат...
Но хуже, коли впопыхах,
Не разобрав, возникнет буча
В дифирамбических стихах -
Они хвалебные лишь внешне,
И то слегка, иной вопрос -
Когда наречием нездешним
Вдруг что-то прозвучит всерьез...
О чем я?.. Да!.. Пора на поле
Восстановить порядок дел!
Засыпать мелко канифолем
Того, чего недоглядел
И не засыпал в прошлый вторник,
Когда жена, жуя банан,
И турок-Прохор - зла поборник -
Скормили уличным слонам
Мой лучший якорь вместе с цепью -
Мне не сыскать такой уже!
Жена, напяливая кепи,
Стоит в суровом неглиже,
Прищуривая глаз кустистый
Куртазным курсом на Чукотку...
Мы все - бывалые артисты,
Пока не применишь щекотку...
...Стамеской по спине супруги
Рисую разные узоры:
Овалы, кубы, звезды, круги,
Колеса, шестерни, рессоры...
Вот - шестипоршневый индуктор,
А вот плечо (на нем два ромба);
Лопатка, хладная как фрукты
Из подземнОго катакомба -
Но наконец, смеясь надсадно,
Сжимая штихель пятернею,
На коже имя Ариадна
Пишу... Ну, все... На том фигнею
Заканчиваю заниматься;
Мне турок-Прохор жмет ладони,
Вопит упрямо: "Я - Гумбадзе!
В седле, с мечом, на белом пони!
Хоть пони нет, но меч и стремя
Всегда содержатся в порядке!
К примеру, меч: измазан в креме
В процессе утренней зарядки!" -
"Заткнись, милейший! Успокойся!" -
Ему я, он же все настырней
Кричит: "Я новый Осборн Озя!
Притом - гораздо нетопырней!!"
Ну - что с ним сделаешь, придурком?
Я прочь побрел, забрав стамеску
Свою. Люблю, когда окурки
Пронизывают занавеску,
И до стекла дрожащим пеплом
Люблю дотронуться украдкой...
...Так дружба наша снова крепла,
Прикидываясь психопаткой...
Оставив Прохора, эффектор,
Весь этот мир иссинясерый,
А также тот - брожу проспектом,
Попутно посещаю скверы...
Прескверно... Нет! Скорей на поле,
Где Хейнкель гибельно подбитый
Упал, - он мчался на гастроли
В град Уругвая Мескалито;
А я в то время дерзновенно
Изрядно накосив редиски
Сушил ботву злектрофеном
(До Уругвая путь не близкий!) -
Однако слышу шепот жаркий:
"Изжарь меня, истыкай жалом!
Измучай, истязай, исшаркай,
Захлопни гнутым самосвалом!
Оставь меня... Остынь навеки...
Мне будет эпитафьей скрежет
Зубов твоих! Я жду опеки...
Она мои ресницы смежит..."
Гляжу налево и направо:
Вдали - луга, поля и рощи,
За мной - дубовая дубрава;
Ну - никого в округе, в общем...
А голос шепчет все настырней:
"Освободи былые грезы,
Дай насладится нашатырным
Двоякобромным купоросом!
Дай исцеление от неги,
Возьми взамен дыханье зла!
А хочешь - мотороллер пегий?
А хочешь - лопасть от весла?
Бери, в придачу дам расческу,
Она не юзана почти
Совсем ни капли - ворсом жестким
Приятно мульку развести,
Или цемент..." - "Ни слова больше!!!" -
Вот пара голосов теперь.
Тот, первый - это точно Мойшин:
Он говорит: "Я - Мойша! Верь!"
Ну, а второй молчит без звука.
Крадусь в тумане неспеша
Скорее завернуть за угол,
Где колосятся анаша,
Пейот, морковка и горчица;
Тяжел во тьме последний шаг,
И вот: не Мойша, а волчица -
Ну просто форменный бардак! -
В мои заглядывает зенки.
Я ей в ответ: "А Мойша где??
Он знает как подбитый Хейнкель
Лежал в морковной борозде!" -
Не отвечает. Жмется к лесу.
Я - снова непростой вопрос:
"Ты любишь джазовую мессу?"
Она, наморщив волчий нос,
Дрожа, отходит задом в чащу...
Хватая за ухо, кричу:
"Здесь Мойша пробегал визжащий!
Я сатисфакции хочу!!" -
Мотает головой в испуге,
Скулит и поджимает хвост
Поглубже серый и упругий...
Я повторяю свой вопрос:
"А кто такие гугеноты?"
Она в ответ... Но - хлюпнул нос,
Полились слезы и мокрота,
Отрыжка, рвота и понос...
...Побрел я прочь. Края поляны,
Где Хейнкель догорел до тла,
Бурели. Я волчице пьяной
Был страшен - вот и все дела.
Меня боится тварь и птица,
Точнее, уважают все!
Волчице глажу ягодицы,
Водя локтями по росе...
Точней, бегу пятнистым полем
Я ей вослед... Кричу: "Постой!
Я не мечтаю об уколе,
Мечтаю только берестой
Обклеить стены все и мебель!"
Она, уже сбавляя ход,
Промолвила: "Ты славный, baby!",
И - ускользнула в лес! Ну, вот!!
Я, плюнув вслед, остановился.
А где же Хейнкель винтовой,
Что сбит тогда в Даугавпилсе?!
Зарос по лопасти травой??
Бреду обратно ближе к дому -
Дубравы, братские могилы -
Тут все отвратно и знакомо,
До омерзения уныло
И заскорузло... Вот - мой дом,
Моя деревня - там при въезде
Есть указатель "Град Содом"
В довольно геморройном месте...
Иду по улице. Направо
Пустыно, скучно и... туманно;
Навстречу рокеров орава
Под звук стального барабана
Просвистыавет многолико;
Вот это - парни! Это - девки!
"Эй вы! Скорей вступайте в лигу!
К моим ногам склоняйте древки!" -
Кричу вослед, но безответно.
Молчат... На горизонте - хаты,
Бараки, башня, кратер Этны,
Большой плакат "Почем труха-то?"
(Березовой трухи реклама) -
Здесь все по-прежнему душевно:
Прошла (два Л) ручная ллама
И верблюжонок однодневный...
Исчезли прочь. Шагаю рысью.
(Точнее, тигром саблезубым!)
"Эй, Ася! Мать твою, Анисья!
К тебе я воззываю грубо -
Утешь меня протяжным взглядом!
Возми в ладонь тестикул сферы!..."
...Очнулся - нету Аси рядом -
Когда украли пуловеры... (?)
...Я иногда бываю наглым,
Бываю нудным невтерпеж,
Но сверх того нередко как бы
Могу напялить шорты-клеш.
Моя свободная одежда
Невыносима больше дня;
Ее частей несшитых между
Есть много места: для коня,
Седла, стремян и прочей сбруи,
Меня в седле на стременах...
Звучат серебряные струи
Волынок... Что-то вдруг: хренак!.. -
Упало это что-то рядом
Со звоном, хрустом и возней...
Окинул раздраженным взглядом,
Встряхнул кудрявой волосней,
Промолвил: "Эй, Ты - образина!
Куда хрустишь, едрена мать?"
На ней нахохлилась резина;
Я заряжаю автомат
Обоймой разрывных патронов;
Резина морщится дугой,
Своим волнением затронув
Поверхность свой вполне тугой...
Мне шорты-клешь натерли ногу,
Стамеска жмет, как никогда;
Я повернул ее немного -
Скорей бы съездить в Магадан,
Туда, где вековые кедры,
Торосы, Обь и Колыма!
...Я погружаю разум в недра,
Но там уже лежит хурма!
Какого хрена в бездне этой
Навалено плодов с ботвой,
Лучами солнца перегретой?..
Беру компостер винтовой -
Дырявить им легко продукты -
И нажимаю двадцать раз...
Двухпоршневый стальной кондуктор
Скрежещет... Из его нутра
Вопят втроем: Платон, Проскурий
И кто-то там еще при них...
Не выношу я этой дури!
Меня на ней весьма кренит,
Тошнит, волочит и роняет...
Наружу вылез из нутра.
Мой нос изрядно обоняет,
Особенно когда с утра
Наружу из стальной жестянки
Смердит хурмовая ботва...
Снимаю "Ford" свой со стоянки,
Ногой педаль под цифрой 2
Я нажимаю... Вниз. До пола!
Ни с места. Тормоз?.. Задний ход?
Мой форменный шофер Мыкола
Был фирменым, как сизый крот.
Тут где-то должен быть Платоша,
Но нет его - лишь вензеля...
Вот - яблоко от Макинтоша
И транспорантец: "Vie, c"est la!"
Но - позно! - "Ford" уже поехал
С Мыколой чинным за рулем,
Обитым верблюжачим мехом;
Горит рублем и полу-клев
Его зубов оскал надменный.
Мы уезжаем в Магадан,
По Гибралтару непременно!
Вперед! Нам путь нелепый дан,
Мы все - врагов вчерашних дети,
Друзья! (Пора, что значит, в путь!)
Над Гибралтаром месяц светит,
Моим врагам теперь КАПУТЬ!
Точней, звездец. "Гони, Миколка!" -
Склоняясь в сон, произношу;
Мотор ревет, как кофемолка,
Миколка курит анашу;
Мне едкий дым, лаская ноздри,
Мешает спать... Тогда в сердцах,
Стамеску лезвием навостря
На солнце, начал я мерцать
В глаза шоферу зайцем ярким;
Он отмахнулся раза два,
Загнал в кювет две иномарки;
Оттуда выскочив, братва
Отвагой не была изрядна;
Руля авто из ряда вон,
Микола хмыкнул плотоядно
И пёрднул (запах был зловон)...
"Эй, где тут в Магадан дорога?" -
Спросил он турка на осле;
Наездник поблевал немного
Но все ж ответил опосле
Недолго: "Тут дорог не мало..." -
И рухнул вниз лицом в ботву.
Его лицо еще икало...
Ему сказал я гордо: "Тьфу!
На Вас, презренный и горбатый!"
Микола также плюнул вслед;
И, ухмыляясь конопато,
Он обмер - то румян, то блед,
То захохочет, то рыдает...
...Проехали пятнадцать миль.
Под Краковом гора крутая,
А под горой лежит утиль
Огромной безразмарной кучей,
Вокруг - прозрачный водоем,
А в нем - водоворот могучий!
Туда упали мы вдвоем
С какой-то хлипкою старушкой -
Графиней в плюшевой короне;
Я воду греб литровой кружкой;
Скорей! Иначе мы утонем! -
Кричала робкая графиня,
Но захлебнулась второпях.
Мы все когда-нибудь да сгинем:
Кто - молча, тихо; кто - вопя...
...Но вижу - выплыла, однако;
Точней, всплыла... На пятый день.
Весьма опасен секс без брака,
Но брак без секса - просто тень
Через плетень! - И правда, на фиг?
Резон, конечно, есть, но все ж
Чрезмерный сексуальный траффик...
На всех себя не напасешь!
Итак, решил - не надо секса,
Не надо розг; и перца, да...
Надену макинтош из плекса
И интель... Это ерунда.
Не в том добра удачный случай,
А в том, что устриц полный пуд
Лежал окрестно жгучей кучей,
Лежал угрюмо, жег, как кнут,
Как саван трезвоутоновшей
Графини с проседью в виске
И скорбью на челе минувшей
Зарницей в траурном песке...
Мы все новы, покуда тонем -
Но не тонуть приятней все ж;
Ходить по-шахматному, кОнем,
Не сложно, но когда пасешь
Ты это глупое созданье,
То можно не ходить совсем:
Не нужно лошадям питанье -
Что толку в сене и овсе,
Когда вокруг звалы устриц,
Омаров, воблы и трески?
...Близ Гибралтара жил лангуст Фриц -
Стрелялся часто от тоски,
Но только мимо. Все впустую.
Морская соль разъела кольт,
И, беззастенчиво вистуя,
В розетку, где 120 вольт,
Засунул кольт лангуст поганый,
Набрал в себя воды галлон,
И застрелился из нагана...
Я звал его: "Лангуст, Алло!" -
Безмолвны заросли моркови -
В них похоронен бедный Фриц...
...Люблю в сметану набуровить
(Читатель рифмы ждет МОКРИЦ !(?)!
Он ошибается, убогий:
Конечно же, ОСТРИЦ, друзья!)
Я нравлюсь, несравненно, многим,
А мне - миноги... Дней стезя
Стрелой растерзанно-затертой
Уводит вдаль времен насквозь...
Мои расклешенные шорты
(В них Я сажусь на ржавый гвоздь)
Лангусту Фрицу и графине
Не нравились спокон веков,
Но оба сдохли - и отныне
Для каждого конец таков
Кому не нравится одежда
Моя... Я многозначно крут.
Я - неопознанный невежда,
Я - Эльдорадо тайный Брудт!
...Итак, о сексе: было время,
Не то, что нынешние дни!
Я стриг облупленное темя,
А семени не лил (ни-ни!)
Наружу (то белка растрата),
И даже внутрь не допускал -
Согласно клятве Гиппократа,
Заточка слабая бруска
Вредит здоровью и достатку -
Сей недостаток налицо.
Нетрудно простудить простатку,
Прослыть непросто наглецом...
Графиня с Фрицем (я отвлекся!)
На дне морском среди земель
Безжизненны, как медный йоксель,
Иль на булавке жирный шмель;
Тела их преданы забвенью.
Я продолжаю гордый путь!
...Поручик Хвощ страдал мигренью,
Когда хотел меня обуть.
Зачем мне обувь, коль форели
Апреля звон струят в струях;
Проявленные акварели
С поручиком на пару я
Писал, когда бывал незанят
В те светлые земные дни;
Двумя бубновыми тузами
Его бил по носу; они
Ужо затрепаны до ручки,
До точки, дырки и торца -
Купил их, помню, я с получки
У тещи крестного отца...
Люблю Таро, хоккей и кегли,
Армрестлинг, тетрис и гандбол!
Мне все равно - жара ли, снег ли,
Фанданго, полька иль танго -
А в том добра исчадья корень
Что я всецело образован!
Компьютер мой смыслоупорен
Твои ж сознания оковы
Мы скинем - это будет просто!
Я просвещу тебя немедля.
Технические есть вопросы?
"Скажи , а нужно мне уметь ли...
И понимать ли... В плане роста..."
Как объяснить Тебе, убогой:
Дискета - это.. это просто
Винту немалая подмога,
Почти, точнее, никакой
Подмоги нету в этой штуке.
Ее я комкаю рукой,
Беру с собою на поруки...
...Поручик Хвощ ценил цемент
Целковых по сто за два пуда.
Ссужал, бывало, под процент
Горстями... Иудей Иуда
Цементу одолжил шесть бочек,
Точнее, пять - одну зажал
Украдкой. В документы прочерк
Поставил, но слегка слажал:
В графе "Опасна ли гангрена?"
Кусая нервно карандаш
Вкалякал "А какого хрена
Мне этот виваморий ваш?" -
И тут застукан был с поличным
(Поличный, правда, убежал,
А йудей был пойман лично!)
Но если б он соображал,
Тогда вписал бы в лист казенный
Он точно в целом что-нибудь,
Вот например - портрет Гусены (..?),
Или цианистую ртуть...
...Ну - ладно. В помещенье этом
Помещена поверх столбов
Застолбенелая циветта,
И сто дебильно-умных лбов
Обильно мыслят это видя...
До той поры, пока они
Не осознают, кто их лидер,
Бездарно тянутся их дни.
Как осознают - толпы психов!
Что психи - это просто, просто...
Жена моя была трусиха
Двояковыпуклого роста.
В трусах. И без... Бывало также,
Она водила дружбу с греком
И финном, рыбою пропахшем;
Я срочно шел тогда в аптеку
За канифолью и гвоздями.
Что гвозди - это в целом где-то
Граница между волостями,
Хоть и не очевидно это...
А канифоль - смешная штука:
Хотя цена ей медный рупь,
Смычок, натертый ей для звука,
Нередко попадает вглубь
Виолончели, застревая
В ее глуби где сырь и топь,
Где оперетта строевая
Разносится за river Обь,
Где тромбонисты молчаливо
Губами обоймя мундштук,
Глотают спелые оливы
По 98 штук
За центнер... Я встаю с дивана:
"Эй, Иудей! Поручик Хвощ!
Дарю пакет из целофана!
Иначе разразится ДОЩЩ...
Точнее, град в восьмерку пикой!
Намокнут финны и жена
Моя!" - кричу я Хвощу дико,
Но он не слышит не хрена...
Порывом ветра тюк с цементом
Пыталось сдвинуть - ни в какой
Не сдвинуло, его фрагменты
Ползут по улице рекой...
Ударил гром. Забило градом.
Кружится снег. Стоит мороз
Изрядный. "Ты моя отрада!" -
Я говорю жене всерьез,
Точнее, в шутку... Отвечает
Моя жена, но тихо так,
Что я не слышу и отчайно
Роняю цинковый пятак,
Затем, откашлявшись, глаголю:
"Жена! Забудем эту ночь!
Совсем! Дарю тебе Миколю,
Он все поможет превозмочь!
Возможно, он сейчас приедет.
А я пойду... Сгуляю в сад...
Жена, ведь Ты уже не лэди?
Но в этом я не виноват!!!" -
И в сад иду, раскрыв калитку.
Там ив растет хоть жопой ешь -
Вот ею я сожусь в кибитку,
Ермолку натянув на плешь...
"Гони, ретивый! Рощей хладной,
Потом дорогой городской,
В трактир "Босая Ариадна"
С подскоком, звоном и тоской!" -
Извозчик тронул... В рысь квадрига,
В карьер карета, вдрызг галоп!
"Короче, едем в город Рига -
Надень веригу, остолоп!
Или сними... Но только - с криком!"
Верига ветром повредив
Рассудок кучера интригой
Рассеялась... Апперитив,
Что я отхлебывал дорогой,
Был не дешевый! - Дорогой! -
На четверть состоя из грога...
Куплю апперитив другой -
Вон "Ариадны" гнутый купол,
Крыльцо резное, образа,
Вон в борозде дорожной трупы,
Бармена емкая слеза...
...Когда в расположенье гадком
Я двинул в ухо Заратустре,
Его сестра зашлась припадком,
Потом упала в кучку устриц
И не могла подняться долго,
Ладонью сотрясая воздух,
Но, пальцем зацепив за полку,
На ней подвисла очень просто,
И, провисев секунд двенадцать,
Истошно воя как Сирена,
Домой решила собираться -
Вися, дала немного крена,
Надела тапки и быстгальтер,
Сняла рюкзак, тунику, саблю,
Промолвила: "O, милый Walther,
Я Вас немедленно ограблю!" -
И распоясалась до торса;
Затем по грудь, до головы -
"Вы мой непревзойденный спонсор,
Но не единственный, увы!" -
Добавила и села в лужу,
Скофужено жуя кокос.
"Теперь я, верно, запростужу
Немедленно - или понос
Нас будет мучать две недели,
Пока, замучив наконец,
Душа, оставив в бренном теле
Большой терновый леденец...
О чем я?.." - "Успокойся, право!" -
"Который час? - Уже ли пол-
Второго? Колосятся травы,
Торпедный катер сел на мол...
Точней, на мел..." Ну, в общем, ясно.
Дурная у него сестра
(У Заратустры)... Шрам запястный
По локоть тянется с утра...
Молчу. Запахиваю шубу.
Тяну ботфорты за ремень
Рукою левой. Очень грубо
Жую люцерну и ячмень,
Вращая челюстью несносно.
Ко мне по устрицам ползя
Проскурия прицеп трехосный
Расплющил белого ферзя
И опрокинулся на склоне,
Потом взорвался и сгорел,
Плоды испортив на яблоне.
Мне повезло не. (Я их ел...)
...Проскурий - грек, бездарный малый.
Платон - спартанец и мужлан.
Его рабы, чиня лекало,
Его считали за козла,
Что без лекала - ноль без палок.
Проскурий - Заратустре друг,
Конструктор боевых металок
И укороченных подпруг;
Он - не козел. Он - грек достойный.
Он - грубый, грязный гренадер;
Он, горячо восславив войны,
Амбицию свою простер
От Гибралтара до Аляски,
Посколь ему не все равно,
Какие кто танцует пляски;
Он говорил: "Вы - все - ... - давно
Погрязли в едких нечистотах!
Посколь с утра не мыли ног,
Не спали, не мочили шпроты!" -
Надев вольфрамовый венок,
В седло бросается с разбега;
Его скакун, шатаясь в бок,
Кренится начал, скалясь пего,
Но на ногах стоять не смог,
И умер... Доблестный Проскурий
Садится на другую клячу -
Он на скаку страшнее бури! -
И, плеткой яростно херача,
Доводит лошадь до инсульта...
Плюет в сердцах, зовет слугу:
"Любезный! Я - служитель культа,
Я без кобылы не могу!!";
Слуга приводит зебру резво;
Проскурий в стремя ставит бот
Тигроновый... В седло помпезно
Садится, тотчас за живот
Хватается, и, наклонившись,
Баланс не в силах удержать,
С полосчатою зеброй в нишу
Смещается, едрена мать,
Все ниже, ниже зебры вымя,
К земле Проскурий ближе все...
Слуга глазами счастьем злыми
Глядит и головой трясет
От смеха... Заднее колено
Зебрячье хрустнуло, и хвост
Поник. Слуга ведет оленя...
Проскурий в этот раз не прост:
Рога скрутив в бараний штопор,
На холку лихо громоздясь,
В седло от парашюта стропы
Заправил... Тут внезапно - хрясь! -
Подпруга лопнула надрывно!
Проскурий в слезы: "Эй, слуга!
Хоть пони! Хоть слона за бивни!
Хоть носорога за рога!"
Слуга руками врозь разводит
Ворот манежа пыльный створ,
Ведя за хвост (согласно моде)
Верблюда... На него в упор
Проскурий глянул - и со стоном
Ступил ногой в замок капкана...
Волна агонии бездонна,
Картина мира домотканна...
Она бездарней желатина!
В окна зрачок вползает майя,
Висит в проеме паутина
От края мира и до края...
Сопливы мысли круговерти,
Мутны, топорны, однобоки;
Я б сохранил в конверте вертел -
Пускай лежит! - Но я не Фокин!
Петрушка мой меня оставил.
Петрушка Фокин, квелый малый,
Был самых-самых честных правил,
Но как-то угодил в опалу!
Нечаянно, точней, случайно,
Да ну его!!! Противный тип.
В четверг в обряде обручальном
Он ел картофель-ассорти...
Я с детства не люблю продукты,
Цемент, гангрену и футбол.
Люблю трехпоршневый редуктор
И небо (если голубо
Оно)... Еще когда фужеры
Наполнишь дегтем, и, крича
"Привет из города Танжера!" -
Ты топчишь рюмки сгоряча...
Но полно лишних слов - Петруха
Исчез. Да был ли он в обще?
Мне, если вижу - не до слуха;
Не до дождя, когда в плаще;
Не до забегов, если грыжа,
И недосуг, когда мой пес
Виляет мордой, будто лыжа,
Тоскуя, льет канистры слез
На землю... Фокин - раздолбайло.
Овес - трава. Понос - болезнь.
Известный комиссар Михайлов
Забыл вчера с кобылы слезть;
Всю ночь он разъезжал сутуло;
К утру заснул, как был, в седле -
И, будто падая со стула,
Запутался ногой в петле,
Точей петлице или стреме-
ни... Принесли его в отряд
Как есть, в седле, а в это время -
"Эй! судоверфи догорят!" -
Вбегает в штаб солдат небритый;
Михайлов вскакивает вновь,
И, волоча седло по плитам,
Вином залитым, "За любовь!" -
Пить приказал бойцам похмельным; -
Сам, оторвавшись от седла,
Наружу канул в вихрь метельный,
Оставив форменый бедлам
В отрядном штабе - эко дело,
Пить за любовь - приказ простой;
И, нахлеставшись оголтело,
Штабную карту берестой
Солдат оклеил молчаливый...
К исходу суток комиссар
Был найден под далекой сливой...
Войны сонливы небеса,
Когда готовы разродиться
Бомбардировкой проливной...
На сливу нетопырь садится,
Как будто комиссар в пивной:
Он там сидит, похмелье лечит,
Чтоб завтра - снова в новый бой!
Булат звенит под визг картечи,
Но комиссар - не голубой!
Не красный и не белый тоже!
Он - разный: в форме цвета хак,
С лиловым носом, бледной кожей
И синей кровью в потрохах...
Меж тем его помощник Петя
На расписном подносе внес
Депешу с просьбой об ответе
Немедленом. Жуя овес,
Кобыла комиссара Клава
Депешу сгрызла, но не всю.
Осталась надпись "Мойше - слава!"
Поверх пейзажа импрессю-
Импрессюрная абстрактина:
Проскурий в ботах на седле;
За ними горная плотина,
Воз дермантина, Тернер Тина,
И комиссар невеселе.
...Приходят Прохор, Заратустра,
Жена, Кобыла, Ася, Я -
Поем: "Vivat! Via Combusta!" -
Не понимая ничего...
Мы - как семья, едины в целом!
Хотя в деталях мы в разброд
Податься можем... Азазелло
(Мой доблестный домашний крот)
Из-под камина вылез зримо;
Но всем - плевать, семья строга!
Решаем, кто сегодня прима
До будущего четверга -
Жена, надеть пытаясь шорты,
Стащила с Аси лихо их,
Вопя: "Отдай продукт импорта!";
Я декламирую им стих:
"Не надо шорт, не надо перца,
Не надо розг и шаровар!
Я уж давно не мирный герцог!
Долой солярку и дрова!" -
Сэр Ричард, поляроид вынув,
Прицел наводит прямо в лоб
Кобыле. Я изрядно стыну,
И, сохранить здоровье чтоб,
Напяливаю орден медный
Поверх кирасы на камзол -
Его мне дали в эстафетно-
спортивном обществе "Крезо"
За неучастие в бобслейном
Турнире... Ричард жмет гашетку!
Я, прикрываясь томом Гейне,
Во тьме блистаю кадром редким...
Щелчок! - И в живописной вспышке
Жена - кобыла - Фокин - Ася -
Проскурий в яростной одышке -
Миколка в "Форде" (и в экстазе!) -
Надменный Хвощ и сбитый Мойша -
Платон - и больше, больше, больше
Ни звука...

2009-04-02 14:05:30 Каланчина Ксюша: Вообще то, я искала стихи по литературе про лошадь, но увидела и зачиталась. Кстати,очень прикольно.
2009-09-30 14:05:53 VIKI77760@yandex.ru: Приглашаю в Контакте в группу: "лошадей Пржевальского, оставшихся в живых,но скрывающихся от человека"http://vkontakte.ru/club11612227
2009-10-14 17:48:26 Анонимная персона: НЕШТЯГ ПИШЕШ А МОЖЕШЬ МНЕ ПРО ГАНДБОЛ НА ПИСАТЬ И ПРИСЛАТЬ
2009-10-14 17:48:37 ДМИТРИЙ: НЕШТЯГ ПИШЕШ А МОЖЕШЬ МНЕ ПРО ГАНДБОЛ НА ПИСАТЬ И ПРИСЛАТЬ
Только зарегисрированные на сайте посетители могут оставлять комментарии к данной статье
    
(с) Horse.RU, 2004. Администратор сайта: Jaguar